13:40
Взрыва не произошло
О судьбах земляков, вплетенных в историю страны.

... Самолет падал за линией фронта.

- Всем покинуть машину! - послышался твердый голос командира. Павел не выпрыгнул, а вывалился из горящего самолета...

Сознание возвращалось медленно. Он понял, что находится в немецком плену...

Их авиационный полк на четвертый день войны получил приказ вылететь на бомбежку вражеской танковой колонны. И вот случилось такое... Вскоре вместе с другими военнопленными он оказался в тюрьме близ Сокаля. Павла Боровских ни на минуту не покидала мысль о побеге.

К заключенным нередко наведывался бургомистр города Николай Дудко. Однажды, когда поблизости никого не было, бургомистр, глядя куда-то мимо, тихо обронил:

"Вам необходимо бежать. Любым способом. Понадобится помощь, дайте знать."

Боровских задумался. А вдруг провокация?

Концлагерь, куда перевели пленных, тщательно охранялся. Бараки обнесены четырьмя рядами колючей проволоки, на углах - вышки для часовых, прожекторы... И все же Павлу вместе с пограничником Михаилом Конкиным удалось бежать. Волна тумана укрыла их. А когда немцы кинулись в погоню, было уже поздно...

Устроиться на мельницу помогла приютившая их семья Николая Владимировича Реброва в селе Вершино.

Мысль о том, как бы сколотить боевую группу, стала навязчивой. Решился разыскать бургомистра Дудко...

Они встретились на квартире Н. В. Реброва. С этого дня у асбестовца Павла Ивановича Боровских появилась новая фамилия - Янчук Виктор Васильевич. Вполне надежные документы. При помощи Дудко Павел перебирается во Львов, устраивается электриком в филиале самой представительной в Германии радиотелефонной фирмы "Сименс".

Утром были убиты заместитель генерал-губернатора доктор Отто Бауэр и судебный советник доктор Генрих Шнайдер. Гитлеровцы устроили облаву на краковском базаре. Всех задержанных сгоняли к высокому зданию на улице Солнечной, где хранились декорации оперного театра, ставили лицом к стене и по команде штурмбаннфюрера СС Эрхарда Крегера расстреливали.

На второй день Боровских, ставший свидетелей этой расправы, твердо решил искать связи с партизанами.

Павел Боровских, шагая вдоль железной дороги, свернул в село, которое виднелось неподалеку Не успел сделать и нескольких шагов, как пере: ним, словно из-под земли, выросли четверо неизвестных с автоматами.

-    Следуй с нами! - строго приказал один, направляясь в сторону леса.

Документы на имя Янчука свидетельствовал;: не в пользу Боровских.

-    Так что же мне делать с вами, Янчук? - разочарованно сказал Хондошко (руководитель разведгруппы). - Расстрелять?

-    Выслушайте, прошу вас.

-    Что ж, говорите... Только правду.

-    Дело в том, что я вовсе не Янчук. - И он торопливо начал рассказывать все...

После проверки через центр его зачислили в разведгруппу.

Снабженный салом и другими дефицитным; продуктами, которые обещал привезти руководству фирмы "Сименс", Павел спокойно возвратился в город. Подарок "родичей" сыграл свою роль.

Как-то, устанавливая дополнительный телефон в одной из комнат, Павел обратил внимание на девушку, сидевшую за машинкой. Ее лицо показалось ему задумчивым, грустным.

Вскоре Павел узнал, что зовут ее Станислава Фамилия Земба. Ему понравилась ее рассудительность, и беседы их становились все более длительными, откровенными.

Посоветовавшись с капитаном Хондошко. Боровских решил привлечь ее к разведывательной работе. Так Станислава Земба (подпольная кличка Аня) стала незаменимой помощницей советских разведчиков. Все секретные документы генерал-губернатора Отто Вехтера теперь печатались еще в одном дополнительном экземпляре Павлу и Станиславе удалось раздобыть и передать в "Центр" списки более чем 300 тайных фашистских агентов.

Поток информации нарастал с каждым днем Даже о сверхсекретном проезде Гитлера через Львов. "Центр" получил через Станиславу и Павла точные сведения о расположении главного штаба Манштейна, главного командного пункта немецких военно-воздушных сил на Восточном фронте и многое другое.

Между тем фронт неумолимо приближался к Львову.

23 июля, когда от артиллерийской канонады дрожали стекла, генерал-губернатор Отто Вехтер пригласил к себе Станиславу Земба.

-    Фрейлен Станислава, - начал он неторопливо. - в сложившейся обстановке вам не следует оставаться в городе. Лучше всего, если вы поедете с нами.

-    Я согласна, - не раздумывая, ответила девушка.

-    Тогда вот... Последнее поручение: напечатайте это и передайте полковнику Бизанцу.

Сначала Станислава не обратила особого внимания на приказ, но все же заложила лишний экземпляр. В нем говорилось о наведении полного порядка в зданиях по улицам. Напечатав очередное название улицы и номер дома, она только сейчас поняла, что речь идет об оперном театре. Под другими адресами значились: политехнический институт, здание, где раньше помещался обком партии, памятники архитектуры...

Едва дождавшись вечера, торопливо направилась в условное место, где должна была состояться встреча с Павлом...

В том, что Станислава принесла приказ о минировании и взрыве города, Павел не сомневался. Днем возле политехнического института он видел несколько крытых грузовых автомашин. Солдаты торопливо заносили в подвалы тяжелые деревянные ящики.

Он хорошо знал, как ждут этих сведений сейчас в штабе полковника Шангина. В ту же ночь отправился туда. Но пробраться к партизанам не было возможности, они вели неравный бой в окружении. "Но как же с планом?" - с тревогой подумал Павел. Если своевременно о замыслах гитлеровцев не узнает советское командование, может случиться непоправимая беда. Он решил перейти линию фронта, которая проходила на окраине Львова между домами. И это ему удалось (листок бумаги он спрятал в ботинок)...

С восходом солнца саперы въехали в город. Где-то совсем рядом, на соседних улицах шел бой. Со стороны горы Высокий замок била вражеская артиллерия, ухали взрывы на привокзальной площади, пулеметные очереди прошивали глухие перекрестки.

Машина с саперами, проскочив по улице Зеленой, вышла на Академическую, свернула к Галицкой. Вот и знакомое здание оперного театра. Саперы с миноискателями, словно в атаку, стремительно бросились к подъездам... Машина на бешеной скорости мчалась к университету, потом к почтамту, ратуше... Прекрасный город Львов уцелел. Супруги Павел Иванович и Станислава Станиславовна после победы остались жить в нем. В 1979 году в Асбест придет несколько экземпляров книги "Взрыв не произошел" с дарственной надписью автора П. И. Боровских старым и новым друзьям-землякам.

А. Попова.
Из Альманаха "Память сердец" (Составитель А. Попова) 2000г.

Фото из открытых источников
Обнаружили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter.
Дополнительно по теме
Категория: История в судьбах | Просмотров: 101 | Добавил: drug6307 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
Новости от партнеров