13:40
Солдатская судьба
О судьбах земляков, вплетенных в историю страны.

Осенью 40-го призвали Василия Цубатова на действительную, и вскоре стал он военным сапером. 131-я стрелковая дивизия дислоцировалась в Житомирской области. Даже утром 22 июня 1941 года еще не знали молодые солдаты, что обычная команда: "По машинам" уже последняя из учебных тревог. Лишь когда колонна повернула на Ровно, из толпы, тянувшейся вдоль дороги, в кузов прилетел букет с запиской: "Бейте фашистов беспощадно"... Так вот почему на восток пролетел клин немецких самолетов.

Скоро все стало ясно. Чем дальше на запад, тем дольше навстречу беженцев, раненых, телег и повозок... В Луцке приняли первый бой: открыли стрельбу из винтовок образца 1891 года, а сверху то и дело бомбили самолеты. Здесь впервые лицом к лицу Василий увидел смерть: погибли близкие товарищи. Сердце заходится кровью, разгорается пожаром жажда мщения. Но отрезвляет команда: "Отходить!".

И пошли они той же дорогой назад, скрываясь от бомбежек в лесу или ложбинах.

Помнится Василию: стояли в обороне под деревней Новоселица, надежно окопались. Рядовых Цубатова, Клочкова и старшего сержанта Свища послали в распоряжение штаба 131-й дивизии за хлебом. Возвратились, а кормить некого, все погибли от артиллерийских снарядов. Видимо, очень точно сработал вражеский корректировщик. В Дубно их построили:

- Саперы, три шага вперед! - скомандовал младший лейтенант Глущенков.

Вышли семеро. Цубатова зачислили в истребительно-диверсионный взвод. Поставили задачу: в тылу противника взрывать объекты, которые не успели уничтожить наши отходящие войска. На плече Василия теперь автомат; вещмешок, наполненный толовыми шашками, оттягивает плечи...

Под покровом ночи залегли на опушке леса, недалеко от моста. Ребята из их взвода сняли часовых, и тогда саперы быстро спустились к реке. Заложили фугасы, закрепили шнур, отбежав, крутанули машину ПМ-1. Грянул взрыв, взметнулось пламя, на миг осветив все вокруг. Часть моста рухнула.

Такие рейды они совершали почти каждую ночь. Потом саперам пришлось сооружать блиндажи и окопы для охраны штаба 448-го стрелкового полка, а поскольку он отходил, то эту работу надо было начинать снова и снова на новом месте. Было невыносимо тяжело сознавать, что все остается врагу.

Черные вести мучили каждого - сдан Киев. Полк уже переправился через Днепр. Лишь много лет спустя из книг по истории солдат узнает, что его Пятая армия попала в окружение, да не одна.

А тогда в районе между городами Переяславом и Яготином рядовой Цубатов с товарищами много-много дней бродили по лесам и болотам, сожженным полям и разбитым дорогам в поисках выхода к своим. Кончились патроны. Куда сунутся - по ним стрельба. В итоге они оказались под наведенными на них дулами орудий танков. Кругом враги.

Случилось самое позорное для солдата - разоружение и плен. Пленных тысячи. Их группу вскоре согнали на скотный двор за колючую проволоку. Потом в товарняке погнали на запад. С трудом они выяснили, что снова оказались в Житомире. Цубатова и других не покидала мысль о побеге. Но как? Присмотрелся, надо попасть на разборку развалин. С утра пораньше стал ожидать у ворот лагеря.

Он идет с краю в колонне, не сводя глаз с конвоира. Стоило тому отвернуться - Василий шмыгнул за угол дома. С ним оказался парень в морской, изрядно потрепанной форме. В то утро им явно везло: забежали в дом, а немолодая хозяйка словно ждала их, быстрым жестом показала на дверь в другую комнатку.

Сколько раз потом, позже, Василий Леонович жалел, что даже не спросил, как звали спасительницу.

Не одну неделю они с Петром, бывшим моряком Днепровской флотилии, пробирались в сторону Киева, где у попутчика жили родные. Дошел ли он до них, неизвестно. Но при прощании сказал: "Что подарить тебе на память, Василь, не знаю. Остался при мне лишь этот складень-ножичек, возьми, дружище". Подарок Цубатову вскоре пригодился. Он расплатился им с мальчишками, которые переправили его на лодке через реку.

А потом он шел и шел один, не теряя надежды попасть к своим.

Произошло это неожиданно... Шагает по шоссе лохматый, небритый, весь в рванье человек, усталый от неизвестности и бесконечности опасного пути. По обеим сторонам лес. Вдруг словно из-под земли ему преграждают путь несколько молодых ребят с винтовками и сразу: "Следуй за нами, быстрее". Так он оказался в партизанской бригаде имени Пожарского, которой командовал майор Кошелев, позднее Герой Советского Союза. И тут пригодилось Василию саперное дело.

В августе 43-го партизаны соединились с регулярными войсками. В составе 397-й стрелковой дивизии В. Цубатов участвовал в тяжелых наступательных операциях, форсировал реку Сож. Был ранен.

В Бобруйско-Витебской операции он похоронил многих своих друзей. Из расчета чудом остался один. А потом их 916-й полк догонял передовые части: шли день и ночь, ели на ходу, дремали, шагая. И опять участвуют в ожесточенных боях.

Их дивизия получила приказ взять Белосток. Василий снова ранен, здесь его отправили в тыловой госпиталь. Меньше года оставалось до конца войны, когда он снова вернулся в строй, точнее -к нестроевой службе в 15-м железнодорожном мостовом полку. В 41-м он взрывал мосты, а теперь строил, еще три года после войны возвращал "долг".

Истосковавшись по земле, солдат с радостью начал сеять хлеб в родной деревушке Барталаме-евке, что в Гомельской области. Будущее представлялось ему безоблачным, но откуда ни возьмись загромыхал гром. Посреди ночи в избу постучали строгие военные люди. Подняв с постели, приказали:

- Одевайся, ты арестован.

Запричитала мать. Его, растерянного и ошеломленного, ждали бесконечные допросы - это черным пятном всплыл вражеский плен. Военный трибунал осудил сурово, без оглядки на дальнейшие заслуги. Трудно было пережить такое потрясение: солдат-освободитель в качестве заключенного.

Лишь в 1975 году Василий Цубатов получил оправдательный документ: "Дело по обвинению В. Л. Цубатова, колхозника колхоза "Борец" Вет-ковского района, пересмотрено Военной Коллегией Верховного суда СССР. Приговор военного трибунала Белорусского военного округа от 1 июля 1950 года отменен, а дело о нем производством прекращено...".

Но разве восстановить задним числом сердце, нервы и веру.

А было по-всякому: и косые взгляды, и сочувствие, и поддержка.

В горвоенкомате Василию Леоновичу вручили орден Красной Звезды, недавно к нему прибавился второй - Отечественной войны I степени. Тяжело получать запоздалые награды.

Анна ПОПОВА.

Из Альманаха "Память сердец" (Составитель А. Попова) 2000г.

Фото из открытых источников
Обнаружили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter.
Дополнительно по теме
Категория: История в судьбах | Просмотров: 74 | Добавил: drug6307 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
Новости от партнеров