13:40
Панов Иван Михайлович, гвардии старшина

О судьбах земляков из фронтовых писем.

Передо мной десятки писем с фронта в Асбест, на ул. Советскую, 17 от гвардии старшины Ивана Михайловича Панова жене Ольге Яковлевне. В каждом чувствуешь удивительную и глубоко человеческую простоту подлинно героического характера.

Первое письмо датировано июлем 1938 года, последнее - мартом 1945-го. Все эти годы муж и жена были в разлуке, если не считать тех коротких встреч, когда Ольга Яковлевна ездила повидаться с мужем (батальон, где он служил до войны, находился в Уральском военном округе).

Сколько нежности и любви к семье было в каждой строчке.

Октябрь 1941 года.

Добрый день. Здравствуйте мои дорогие: любимая жена Оленька, родной сыночек Владимир Иванович, милые дочери Галина Ивановна и Лидия Ивановна. Шлю я вам самый горячий, самый сердечный и боевой привет, желаю всего хорошего...

А было в ту пору Володе шесть лет. Гале -четыре, Лиде - месяц от роду. Но тем не менее в своих письмах с фронта отец называл их по имени-отчеству, как будто чувствовал, что не дожить ему до той поры, когда дети станут взрослыми.

Сколько ненависти у солдата к врагам, разлучившим его с семьей.

В письмах он просит жену не забывать его, очень скучает.

Не могу уснуть, снаряды рвутся возле нашей землянки. Встретимся, и ты меня не узнаешь: стал совсем седым (в ту пору Панову было 28 лет).

Но я верю - придет на нашу улицу праздник, за это и дерусь отчаянно. Воевать трудно, но надо, Оля, надо Родину защищать, ты потерпи, ты подожди меня, пожалуйста... Мы все равно разобьем фашистов и вернемся с победой.

Я часто вспоминаю тебя, моя милая жена, и детей. Вспоминаю, как однажды мы гуляли с малышами в воскресенье на улице, а сегодня я сижу в лесу и даже не вздрагиваю, когда близко рвутся снаряды, свистят пули. Вот уже два года над моей головой витает смерть, я стараюсь о ней не думать.

1944 год.

Сегодня получил от вас сразу семь писем. Извини, Оля, что обижался за твое молчание. Посылаю денежный перевод и еще пошлю. Себе не оставляю ни рубля. Рад, что мой сын Вова учится хорошо. После войны люди должны быть грамотнее нас.

Больше всего думаю о победе, о том радостном дне, дне моего возвращения к вам, мои дорогие, родные, любимые.

Вот уже третий раз ранило в голову, но, к счастью, нетяжело.

...Ты пишешь, Оля, что дети помогают тебе по хозяйству. Как мне хочется взглянуть на них хотя бы одним глазком.

1944 год.

...Я получил письма от сына Вовы и дочери Гали. Очень рад, что мои дети уже умеют писать, честное слово, даже не верится.

Нет времени много писать: у нас очень горячие дни. Мы на германской территории, бьем фашистов. А они удирают, порой не успев надеть штаны.

Олечка, переживем разлуку, осталось совсем недолго. Крепко обнимаю и целую тебя и моих любимых детей.

Поверь, Оля, как трудно на фронте тому, кто не получает писем. Весточка с Родины - это радость, это прилив сил для нового боя. Поэтому умоляю: пиши чаще. Живу одним стремлением добиться победы над врагом и вернуться к вам. Сын Вова, напиши своей рученькой письмо, хочу посмотреть, как ты умеешь писать.

Целую, твой папа Иван Михайлович.

Милая Оля, сегодня минуло три года, как я был перед войной в отпуске, дышал родным воздухом и смотрел на вас. Часто вспоминаю, как ты меня провожала. Победа приближается. Потерпи еще, родная, знаю, как трудно одной с тремя ребятишками...

Горячо благодарю тебя, моя женушка Оленька, за теплые письма. Нет такой минуты, кажется, чтобы я не думал о вас, не мечтал о встрече с вами.

Ольга Яковлевна ждала. И вот однажды, в марте 45-го четырехлетняя Лида встретила мать с работы с конвертом:

- Письмо от папы! Письмо от папы!- кричала она звонко и радостно подпрыгивала. Девчушка ни разу не видела отца, но она знала, если весточки с фронта - в семье праздник. Ольга Яковлевна, вымыв руки, осторожно распечатала конверт.

Похоронка!

"Ваш муж гвардии старшина Панов Иван Михайлович пал смертью храбрых в боях за Родину...".

Через несколько дней пришла посылка, в ней ордена и медали мужа.

Притихли дети, видя в неутешном горе мать. А было в ту пору Володе десять лет, Гале - восемь, Лиде - четыре.

Горюй не горюй солдатская вдова, надо одной поднимать детей, выводить их в люди.

Из Альманаха "Память сердец" (Составитель А. Попова) 2000г.
 

Фото из открытых источников
Обнаружили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter.
Дополнительно по теме
Категория: История в судьбах | Просмотров: 84 | Добавил: drug6307 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
Новости от партнеров