13:40
Вдохновение. Выставка фронтового художника

О судьбах земляков, вплетенных в историю страны.

Ранним утром прибежал связной из политотдела:

- Товарищ старший лейтенант, вас сам полковник Лисицын кличут.

Начальника политотдела Федора Яковлевича Лисицына Аввакумов знал с первых армейских дней, а год назад из его рук получал партийный билет. Шел и гадал: зачем вызывает? Если куда ехать, так через редактора бы приказал...

Явился пред грозные очи начальства, щелкнул каблуками, как полагается, доложился по форме. Ну как есть кадровый командир, все-таки два с половиной года оттопал по войне.

А полковник рукой машет:

-    Не тянись, Николай Михайлович, не на людях. Садись-ка, чаек погоняем да поговорим ладком. ГлавПУР отзывает тебя в Студию военных художников имени Грекова. На нашу голову, ты слишком хорошо рисуешь. Жалко отпускать, да приказу послушны.

Новость для Аввакумова не была оглушительна. Разговоры кое-какие об этом ходили в Москве, но не думалось, что так скоро случится перемена. Схватился за кружку и обжегся, закашлялся.

-    Вот, вот, - подхватил полковник, - и здоровьишко у тебя того. Словом, как говорят артисты, устраивай свой бенефис на прощание, чтоб помнила тебя 3-я ударная.

Мысль о выставке здесь, на фронте, не приходила Аввакумову в голову. Что показывать? Если бы на московскую квартиру за работами съездить, да где там, возможности нет. Значит, выставлять придется то, что под рукой, горячее, сиюминутное, порой проходное, еще не готовое.

Почти тридцать месяцев провел Николай во "Фронтовике", ветеран редакции.

В целом грустно. На Калининском фронте много открыто, много пережито, много познано, а главное, много сделано. Героика и быт - вот основа той изобразительной оды в честь 3-й ударной армии, что рождалась ежедневно в блокнотах художника.

В музее Н. М. Аввакумова в Асбесте выставлена подшивка "Фронтовика" с 1 января по 30 сентября 1943 года. Листаю этот подлинный документ эпохи - ни одного номера без Аввакумова: плакат "Будет и на нашей улице праздник" к Сталинградской битве, иллюстрация к очерку "Русский богатырь Василий Полуяхтов", портрет Героя Советского Союза Малика Габдуллина, линогравюра "Убей его!", клишированная рубрика сатирического раздела "Капут".

Очень популярны в газете и стихи. Их пишут красноармейцы и командиры, но в большинстве печатаются профессионалы. Читатели ищут в газете поэзию Иосифа Уткина, он публикуется часто, видимо, по приезде на фронт оставил в редакции кучу стихов. Такие стихи не могли не греть солдатское сердце, их заучивали в частях.

Холодный огонь непогоды,

Прожектор уперся в зенит.

Тяжелая обувь похода

По мерзлому грунту звенит.

Натружены до крови ноги,

Но только вперед и вперед...

Стихи Уткина и рисунки Аввакумова как бы перекликались, вселяли уверенность в читателей-фронто-виков, звали в бой...

Первого мая 1944 года в большой деревенской избе, где разместился походный армейский клуб, открылась выставка рисунков старшего лейтенанта Аввакумова. То и дело в деревню подкатывают пропыленные грузовики с пехотинцами, танкистами, артиллеристами, саперами. На открытие выставки политработники присылают наиболее отличившихся бойцов из всех дивизий. Их встречают десять больших листов с рисунками Аввакумова. Некоторые узнают себя, шумно комментируют. Ситуация примерно такая же, как на Магнитке, когда комсомолец-художник Аввакумов устроил первую выставку, попавшую в историю искусства.

Через несколько дней выставка стала передвижной и отправилась по полкам. Ее увидели десятки тысяч человек. И где-то - вот славная судьба! - она затеряется на дорогах войны. То ли погибнет вместе с подразделением, куда прибыла, то ли будет "раскулачена" бойцами. Во всяком случае Илья Кричевский, ныне народный художник республики, оформлявший эти десять листов, сообщил недавно, что выездная выставка в редакцию не вернулась.

Капитан Кричевский заступил в газете на место Николая Михайловича. Боевой офицер-сапер.

Талантливый художник пришелся по нраву Аввакумову, и он подарил Кричевскому свою папку, бумаги, штихель. И в час прощания Кричевский нарисовал своего предшественника в накинутой на плечи шинели, с

гитарой в руках.

У Аввакумова была легкая рука, потому Кри-чевскому повезло. После боев в Прибалтике 3-я ударная повернет на Одер, в числе других армий возьмет Берлин. Именно она будет штурмовать рейхстаг. И в Аввакумовской папке Кричевского появятся рисунки героев штурма.

Все это впереди. А пока Аввакумов сердечно прощается с товарищами, с родной землянкой ("Илья, занимай мое место, здесь удобно работать"), с природой Калининщины. Экипаж землянки - писатель Леонид Елисеев, фотокорреспондент Владимир Гребнев, военный корреспондент Юрий Левин - долго провожает взглядом редакционную полуторку...

1944 год. Поездки на Белорусские фронты. В освобожденном Минске. Пленные фрицы. Герои-партизаны. Вильнюс. Бомбежки...

Пухнут фронтовые блокноты художника. Рождается знаменитый плакат "Освободи нас!".

Накануне победы бригада студийцев-грековцев отправляется в Центральную Европу, освобожденную от фашизма.

Вена, Будапешт, Бухарест...

И снова вдохновенно рисует художник Аввакумов-

Алексей ЧЕЧУЛИН.

Из Альманаха "Память сердец" (Составитель А. Попова) 2000г.
 

Фото из открытых источников
Обнаружили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter.
Дополнительно по теме
Категория: История в судьбах | Просмотров: 85 | Добавил: drug6307 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
Новости от партнеров