13:40
МЕЛЬНИКОВЫ. Живые строки войны
О династиях земляков, опаленных войной.

Мощным стремительным натиском современность оттесняет вчерашний день, сметая по пути все ветхое, устаревшее, изжившее себя. Так, в Асбесте давно уже не стало улиц с кособокими домишками, маломощных предприятий. Только человеческая память цепко держится за каждое имя, высеченное на изломах истории. И живыми они встают из прошлого, сверстники нынешних ветеранов, вечно молодые фронтовики...

Дом барачного типа за номером девять притулился в двадцати шагах от забора фабрики № 2. В квартире № 5 жила семья рабочего Герасима Спиридоновича Мельникова. Семья большая - четыре сына и две дочери. Отец и сыновья Василий, Михаил, Вячеслав с утра до вечера пропадали в цехах.

Когда началась Великая Отечественная война, старшие мужчины Мельниковых ушли на фронт. За кормилицу осталась Анисья Александровна. Трудно было, но другим не легче, вот и ориентировалась по земному компасу-надежде, что маячила из фронтовых треугольников. К четырем адресатам вскоре прибавился брат-фронтовик Дмитрий Александрович Аникин. Но почему все чаще, столкнувшись с почтальоншей в фабричном поселке, долго не могла угомонить сердце. Не зря оно ноет, ведь сколько баб уже подвязали под самые глаза черные платки...

- Мать словно предчувствовала беду,- говорит А. Г. Черепанова (бывшая Мельникова). Она-то и принесла эти чудом сохранившиеся письма -живые строки войны.

С трепетным чувством беру в руки пожелтевшие, порванные на сгибах листочки, читанные и перечитанные, порой с еле различимыми словами, написанными, как правило, наспех, простым карандашом. Бесценные реликвии времени.

В войну Саша заканчивала школу, любую свободную минуту вместе с другими подростками выкраивала на помощь взрослым. А каждое лето уже "законно" заменяла на фабрике брать'ев-фрон-товиков. Их письма - это все, что осталось от ее детства. Много позже Александра Герасимовна нашла в себе силы разложить их по пачкам. Самая верхняя скреплена надписью: "От отца".

Сохранилась справка, датированная 1920 годом, о том, что Г. С. Мельников является красноармейцем 6-й роты 36-го запасного стрелкового полка. Значит, участник гражданской войны. В Отечественную его ровесники попали на трудовой фронт, а он, как исключение, ввиду отменного здоровья -в артиллерию.

27 июля 1941 года. "Здравствуйте, мое семейство, шлю вам всем по поклону (идет перечень имен). Извещаю, что от вас получил письмо, за которое благодарю. В первых числах августа буду в боях".

4 сентября 1942 года. "Милая моя жена Анисья Александровна! От имени мужа вашего Герасима Спиридоновича красноармейский пламенный привет. Сообщаю, что нахожусь в госпитале в Москве, ранен в бедро. Детям моим милым Шуре, Нине, Шурику мой отцовский поклон. Будьте все здоровы. Не забывайте меня".

И еще в открытке: "Прощайте, дети, живите дружно, не обижайте мать".

А потом вот это извещение: "Мельников Герасим Спиридонович, 1893 года рождения, похоронен на Преображенском кладбище 7 сентября 1942 года, могила 92, участок 48. Скончался от ран в больнице им. Боткина г. Москвы".

Старший сын Мельниковых - Василий, танкист. 1916 года рождения.

В письмах к матери тревожится об отце, братьях, которые где-то воюют, просит сообщить их адреса. В конце одного - приписка: "Отдайте мою теплую одежду младшему брату Шурке. Я все равно не вернусь зимой, так как весь земной шар дышит пороховыми газами и придется еще воевать и воевать...".

"Сейчас, мама, наши войска перешли в наступление по всему фронту, так что германцы бегут. Мы будем бить их до полного уничтожения".

29 июня 1942 года. "Здравствуй, мама, шлю привет из действующей армии, из-под Харькова. После первой атаки напишу тебе письмо. Находимся в лесу, живем под открытым небом...".

А через несколько дней Анисья Александровна получила казенную бумагу: "Ваш сын лейтенант Мельников Василий Герасимович в бою за Родину, верный воинской присяге, проявив геройство и мужество, пропал без вести 1 июля 1942 года".

Второй сын - Михаил, танкист, 1918 года рождения.

По словам сестры Александры Герасимовны, он был веселым, общительным парнем. С 1939 года проходил действительную службу на Дальнем Востоке. Писал оттуда младшему братишке Славе, что самостоятельно водит танк и автомашины, что армия - это суровая школа, где всему научат, вот и сейчас он занимается с новым пополнением курсантов, учит их стрелять из пулеметов, винтовок, из нагана и из танковой пушки, что скоро он уволится в запас и оставит себе хорошую замену.

В октябре 1941 года вернулся бы домой, но война распорядилась по-своему. Проезжая родной Урал, со станции Баженово послал коротенькое письмецо: "Спешу на фронт".

Из-под Вязьмы от него получили единственную весточку, которая, к сожалению, не сохранилась. А потом пришло извещение как о без вести пропавшем. Но в книге "Память" значится: "Погиб в октябре 1941 года под Смоленском".

Младший брат - Вячеслав, радиотелеграфист, 1922 года рождения.

Сентябрь 1941 года. "Здравствуйте, мои родные. Шлю вам свой курсантский привет. Учусь на радиотелеграфиста. Специальность хорошая, она зачастую решает исход боя. Не знаю, куда угадаю: или на море, или в воздух, или просто на фронт. Учится нас много: 4 роты ребят и 4 роты девчат...".

3 января 1942 года. "Нахожусь в Москве. Во время воздушных тревог прячемся в бомбоубежищах. Это такие глубокие подвалы, где бомба совершенно не достанет.

Я в 40 километрах от Москвы. Когда дают увольнительный день, еду в столицу и дивлюсь. Все станции метро осмотрел, как красиво отделаны. По Красной площади проходил в солдатском строю и возле мавзолея чеканил строевым шагом, видел Большой и Малый театры, а вот в Третьяковку сходить не удалось".

"Мама, сообщи, где воюют отец и братья... Передай мой привет всем жильцам нашего барака...".

"Мама, дорогая, я на фронте, живу ничего, привык. Вот пишу вам письмо - и сыграла "катюша", аж все дрожит, все время бьет артиллерия, пулеметная стрельба, бомбежка, самолеты гудят. Такой сплошной рев, гул, дым, а я чувствую себя, как дома, наверное, я удался в отца. Он столько воевал и ничего, и я такой же. Сашка Чуркин приехал к нам, служим вместе, хорошо, что нас не разрознили. Фрицев видел сколько угодно, но убивать не приходилось, зато я их тысячами бью "ключом". Каждый день воздушные бои. Самолеты такой рев поднимут, стрельбу, ни черта не разберешь, кто кого, но наши "ястребки" всегда их прогоняют восвояси.

Все ищу на своем фронте Васю, никак не могу усидеть. Как танки идут, обязательно посмотрю, хочется повидать брата...".

Вячеславу Герасимовичу повезло: вернулся домой с победой, наградами. Все послевоенные годы- фронтовик проработал начальником смены в северном горном цехе Центрального рудоуправления. А трое Мельниковых погибли в самое суровое время для Родины. Пусть не отмечены их ратные подвиги наградами, но они внесли свой вклад в нашу великую Победу, отдав за нее жизнь. Все три извещения об их трагической судьбе пришли в Асбест одно за другим. И я преклоняюсь перед выносливостью большого, доброго сердца солдатской вдовы, потерявшей и сыновей, - Анисьи Александровны Мельниковой.

Анна ПОПОВА.

Из Альманаха "Память сердец" (Составитель А. Попова) 2000г.


Фото из открытых источников
Обнаружили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter.
Дополнительно по теме
Категория: История в судьбах | Просмотров: 57 | Добавил: drug6307 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
Новости от партнеров