13:40
Юнга Северного флота
О судьбах земляков, вплетенных в историю страны.

У кого из мальчишек в 15 лет не присутствует в сердце голубая мечта о подвиге, да таком, чтобы ровесники ахнули. Но путь к нему, подвигу, ох как непрост. Для таких вот несовершеннолетних романтиков в грозном 1942 году на Соловецких островах была создана школа юнг Военно-Морского Флота СССР, которая готовила специалистов для службы на военных кораблях...

Весна. В Асбестовской школе № 9 (на ул. Володарского) только что закончились экзамены, аттестаты ребятам выдать еще не успели. И в это самое время Витя Измоденов узнал: горком комсомола срочно принимает заявления от подростков, желающих отправиться на Северное море учиться на боевых матросов. Побежал он в школу за аттестатом, но ни директора, ни завуча на месте не погодилось, и потому получил Витя лишь справку об окончании 7-го класса.

На заявлении требовалась подпись матери: согласна, мол, отпустить сына. Но мальчик знал, что мама ни за что не отпустит его: с нее достаточно того, что три ее сына - Валентин, Михаил и Владимир уже воюют, а тут последний, младшенький, собрался ехать на край света по опасному пути, под бомбежками да обстрелами.

-    И не думай,- скажет она.

И он решил слукавить: левой рукой подделал подпись малограмотной матери.

Комиссия не обнаружила никакого изъяна ни в здоровье, ни в документах. А поскольку вместо аттестата у него была лишь справка, попытались проверить знания, задали вопросы по алгебре, но он ответил с блеском: недаром был отличником в классе.

Со станции Асбест уезжал в числе двенадцати мальчишек в одном вагоне с отцом Григорием Федоровичем, рабочим фабрики № 2, который тоже отправился на военную службу. На свердловском перроне быстренько попрощались.

-    До свидания, сын,- сказал отец.

-    До свидания, папа,- ответил подросток без сантиментов, как положено взрослому мужчине грозной поры.

Свердловская отборочная комиссия с участием медиков двоих асбестовцев забраковала. В Архангельске опять комиссия, опять строгий отбор. Перед тем как обмундировать, их построили и заявили:

-    Если кто-то желает домой, скажите, и вас увезут обратно.

Но таких не оказалось. А там, на Соловках, перед строем объявили:

-    Учеба будет неимоверно трудной, но тот, кто закончит ее на пятерки по всем предметам (без единой четверки), получит право сам выбрать море, на котором пожелает служить.

И начались учебные будни. Ранний подъем, зарядка, уроки по общевойсковым предметам (стрелковая подготовка, уставы и прочее). В специальном цикле такие увлекательные дисциплины, как "Прием на слух", "Передача на ключе", "Правила радиообмена и практические радиовахты".

Легко ли было мальчишкам? Попробуйте, читатель, представить на их месте сегодняшних внуков своих или сыновей в 14-15 лет, их корабельные дежурства в длинные ночи на штормовом холодном ветру, переходящем в шквальный, весь тот темп стремительности жизни и учебы в условиях строжайшей дисциплины.

Но Виктор Измоденов выдержал все, экзамены сдал на отлично и получил полное право заявить:

- Служить буду только на Черном море.

А было ему в ту пору лишь 16 лет. Выпала на его долю матросская служба крайне опасная: на боевом корабле-тральщике обнаруживать морские мины, уничтожать их и проводить через минные заграждения военные, грузовые и другие разные суда. А море было нашпиговано минами, словно селедкой. Бывало матросы с тральщиков погибали на боевом посту, хотя война давно уже закончилась.

Старший матрос Черноморского флота Виктор Григорьевич Измоденов служил и учился в Севастопольской ШРМ, вернувшись в родной Асбест в 1951 году, без отрыва от производства закончил техникум, затем горный институт. В общей сложности отдал учебе 13 лет, подтвердив своеобразную истину: учиться никогда не поздно.

Рабочий Центрального рудоуправления особо и не высовывался, но в коллективе заметили его принципиальность, какую-то особенную человеческую порядочность, которая бывает обычно присуща людям, пострадавшим или испытавшим в жизни немалые трудности.

Коммунисты Асбеста доверили Виктору Григорьевичу возглавить городской комитет народного контроля, потом должность секретаря ГК КПСС по промышленности. Затем до самых перестроечных времен он работал председателем горисполкома.

А черты характера сохранил те же, что были у военного юнги - непримиримость к недостаткам, требовательность, прежде всего к себе самому, высокая ответственность и самодисциплина, исключительная честность во всем.

Бывшие учителя Соловецкой школы юнг не забывали своих питомцев всю свою жизнь, они разъезжали по Советскому Союзу с лекциями и непременно в городах и весях встречались со своими выпускниками, собирая их вместе. Такое не раз бывало и в нашем городе. Ведь через школу мужества на море прошли Андрей Плещев, Борис Молочков, Геннадий Иванов, Владимир Дубленных, Леонид Филиппов и другие.

А. Попова. 
Из Альманаха "Память сердец" (Составитель А. Попова) 2000г.


Фото из открытых источников
Обнаружили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter.
Дополнительно по теме
Категория: История в судьбах | Просмотров: 53 | Добавил: drug6307 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
Новости от партнеров