13:40
ЕЛЬКИНЫ. Особая проба
О династиях земляков, опаленных войной.

-    Было нас шестеро - два брата и четыре сестры, - вспоминал Морик Николаевич Елькин.

-    Когда началась война, сразу же ушел на фронт отец Николай. Брат Сергей попал в самое пекло прямо с действительной. Потом сестра Роза по комсомольской путевке уехала.

В августе 1942-го покинул родной дом и Морик. В Свердловском пехотном училище № 12 занимались по ускоренной программе. И вот наш юный асбестовец в новой форме младшего лейтенанта с десятками таких же пареньков покачивался на многоярусных нарах в вагоне.

Ехали уже по донбасской земле. Сердце каждого пылало от ненависти при виде разрушенных или сожженных городов и деревень.

Мрачнели лица ребят, ожидание передовой становилось невыносимым. На станции Красный Сулин эшелон попал под бомбежку. Это первое боевое крещение осталось в сердце тяжелой болью.

Провоевав совсем немного командиром автоматного взвода на 4-м Украинском фронте, Морик был ранен. Скитание по госпиталям. И снова фронт. На этот раз 1-й Прибалтийский.

... Полоцк остался где-то позади, когда к командиру взвода разведки М. Н. Елькину пришел начальник штаба дивизии и попросил достать "языка".

-    Стояли мы тогда чуть левее Старой Руссы,-вспоминал он. - Сдали как положено документы, ордена. Только не повезло нам на этот раз, никак не смогли перейти линию фронта, прижали нас фашисты перекрестным огнем к земле, пришлось вернуться пустыми. Не повезло и на второй, и на третий раз. Возвращались усталые, мрачные, неся на руках раненых товарищей...

Взяли "языка" только в четвертый заход. Решили тогда рискнуть и зайти в тыл противника через болото. Стоял март, уже таяло, шагали почти по воде, чутко вслушиваясь в тишину и осторожно отводя от лица мокрые ветки берез. Неожиданно набрели на вражескую полевую кухню. Нескольких минут хватило группе захвата, чтобы выполнить задание. За эту операцию Морик Николаевич и был награжден орденом Красной Звезды. А через несколько дней бойцы принесли своего командира из разведки на самодельных носилках. Вылечили в полевом госпитале.

Второй орден был приколот к его гимнастерке летом 1944-го.

Ночью взвод Елькина форсировал Двину и вышел к деревушке, покинутой жителями. Рассвет встретили в лесу и вдруг заметили по пересекающей лес дороге движение фашистской роты, в конце ее подпрыгивают на ухабах четыре повозки, крытые брезентом. Внезапное нападение горстки русских с громким "Ура!" привело в замешательство стройные ряды фрицев: они бросились врассыпную. Взято в плен девять солдат, захвачены повозки...

Октябрь 1944 года. Взято направление на Кенигсберг. После четырехчасовой подготовки командир второй роты Елькин решает форсировать реку Венту. Под прикрытием нашей артиллерии взята передняя линия окопов, идет штурм второй.

-    С правого фланга должна была поддержать первая рота, но командира там убило и бойцы в растерянности залегли. А в это время враг пошел в наступление.

Выход нашелся мгновенно. Елькин поднял в атаку обе роты, свою и соседнюю, и ударил во вражеские фланги. Конец боя он уже не видел: с серьезным ранением руки отправлен в тыл. В госпитале лечили полгода. А потом разыскала его награда за тот последний бой - орден Александра Невского, но это уже в Асбесте.

Наталья ЦАЦЕНКО.

О сестре Розе Елькиной, которая уехала защищать небо столицы, прочтете в главе о женщинах.

С тревогою в сердце мать семейства Ксения Абрамовна ожидала весточек с фронта. Сколько слез пролито ею длинными бессонными ночами.

Домой не вернулся один сын Сергей. "Он пал смертью храбрых в боях за Родину", - написано в похоронке. Остальные, к счастью, вернулись, к великой радости Ксении Абрамовны.

А. Попова. 
Из Альманаха "Память сердец" (Составитель А. Попова) 2000г.


Фото из открытых источников
Обнаружили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter.
Дополнительно по теме
Категория: История в судьбах | Просмотров: 66 | Добавил: drug6307 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
Новости от партнеров